Меню
Меню
О сексе
Я нечасто говорю с вами о сексе потому, что он никогда не бывает реальной причиной ваших проблем, даже если вы убеждены в обратном.

Когда у вас много лет нет сексуальных отношений с мужем и вы «ведетесь» на любовника.

Когда вы не можете оставить неподходящего вам человека только потому, что у вас отличный секс.

Когда вам так одиноко, что вы не можете отказать в сексе тому, с кем спать совершенно не входило в ваши планы.

Когда вы переживаете, что «там все зарастет» и это, наконец, вредно для здоровья – не иметь полноценной половой жизни.

Когда вы считаете себя фригидным бревнышком, и вас никто и ничто не возбуждает.

Секс тут вообще не при чем. Как не при чем гормоны, афродизиаки, белье, сексуальные игрушки и «правильные» позы. Все, что происходит в этой части вашей жизни самым буквальным образом отражает другие ее стороны. Поэтому мы будем искать истоки всех неполадок в этой сфере совершенно в других местах.

При том, что я искренне люблю сам процесс и могу обсуждать любой аспект этой темы очень легко. В разговорах об интимной жизни для меня нет ничего запретного, неприличного, неудобного или загадочного.
Моя собственная сексуальность развивалась не в лучших условиях. Нельзя сказать, что меня жестко травили в школе, но приклеившийся еще в начальных классах «жиртрест» звучал в моих ушах много лет. Хуже всего было на физкультуре, когда под прицелом 30 пар глаз ты пытаешься сделать кувырок назад и все гогочут. Я ненавидела походы в поликлинику, где меня всегда отправляли к эндокринологу и долго ругали. В третьем классе это закончилось концлагерем на два месяца – я худела вместе с другими такими же страдальцами. Даже мое тело «предало» меня – все сброшенные килограммы вернулись меньше, чем за полгода.

️️Этому нечего было противопоставить – дома мне никто не говорил, что я красивая девочка. Меня крайне редко обнимали и целовали – чаще всего этот был папа, которого я видела раз в полгода, или неродная бабушка, прикосновения которой я едва выносила. У меня перед глазами не было женщин, которые бы любили и баловали себя, ухаживали за своим телом и умели бы получать удовольствие от жизни. У меня перед глазами не было мужчин, которые были бы мужчинами. Я понятия не имела, как ухаживают, любуются, флиртуют, проявляют свое отношение любящие друг друга мужчина и женщина.

Зато у меня был отчим, чей сексуальный интерес ко мне был долгим, вялым, навязчивым, и тошнотворно мерзопакостным. Впервые я почувствовала себя «желанной», когда мне было девять. Мы жили большой семьей в однокомнатной квартире. Я проснулась от постороннего ощущения и обнаружила в своей руке напряженный член. Ничего больше не происходило и я совершенно не представляла, как себя вести. Я абсолютно не боялась этого человека, откуда-то уже тогда чувствовала, что ни на что бОльшее он никогда не пойдет – кишка тонка. Видимо поэтому я не закричала ни тогда, ни разу за последующие 8 лет, пока продолжалась это молчаливое насилие. Я никому ничего не сказала, продолжая «спать», а днем делать вид, что ничего не происходит.

История, конечно, все равно всплыла, но ничего не изменилось — меня никто не защитил. Мы переехали в большую квартиру, пристыженный отчим просто стал тщательнее прятаться и приходил ко мне в комнату глухой ночью. Он засовывал руки под одеяло и долго пытался то ли пощупать, то ли погладить. Я вжималась в стенку и ждала, остро ненавидя его и свое «желанное» тело. Посидев так около часа, он уходил. Я быстро научилась связывать дверь комнаты с дверцей шкафа, чтобы он не мог войти, но время от времени ему удавалось открыть мои нехитрые «засовы».

Одним словом, к юношескому возрасту мое представление о себе, своем теле и сексуальной жизни в целом было максимально далеко от реальности. Я не пошла даже на выпускной — туда ходили нравиться мальчикам и получать свой первый опыт, а мне ловить было нечего.
Мне очень повезло с первым молодым человеком. Он умудрился просочиться через эту броню и любовался мной так открыто и ненаигранно, что я начала учиться наслаждению в этом отраженном свете.
Я прошла путь от полной фригидности до открытой раскрепощенной сексуальности. На этом пути были мужчины, секс с которыми был фантастическим – и это не помогло нам сохранить отношения. Были мужчины, чьи действия в постели оставляли желать лучшего, но нас держали куда более крепкие узы. Были длинные связи и разовые вспышки. Были периоды совершенно осознанного отказа от любых сексуальных связей, которые длились по несколько лет. Сложно представить, но я не умерла от «засухи» и даже не обзавелась всеми возможными заболеваниями от отсутствия половой жизни. Более того – это были очень продуктивные и счастливые во всех смыслах периоды.

Нередко, страдая от отсутствия секса, вы нуждаетесь совершенно не в нем. Вы ищите близости, телесного контакта (ох, о поголовной телесной депривации современного человека я могу говорить часами, это беда нашего времени). Вы ищите тепла, любви, принятия, ярких впечатлений, чувства власти. Вы ищите детей, приятных ощущений, возможности забыться, защищенности. В секс вы бежите от усталости, стресса, проблем, страха старения. Через секс вы пытаетесь манипулировать, удерживать то, что утекает из рук.

Сексуальность действительно делает нас по-настоящему живыми. Однако секс – только побочная часть нашей сексуальности. Сексуальность – это вдохновение и энтузиазм, это горящие глаза, это неподдельный интерес к жизни, это силы и желание жить, это радость от того, что ты ЕСТЬ. Когда у вас есть проблемы в интимной части жизни – это не про половые органы и совместимость.

Это про ваши взаимоотношения с ЖИЗНЬЮ.
Автор: Юлия Кассич
Made on
Tilda